Назад к списку статей

Гэльская радуга

11 Марта 2014
Собираясь в плавание по далёким морям, датская принцесса Ила набрала с собой целый подол камней с родной земли, самых разных форм и размеров. По дороге камни высыпались из подола и попадали в море. Два камешка покрупнее стали островами Текса и Ратлин, мелкие рассыпались цепочкой, от нынешнего Ардбега до Кидлалтона. Принцесса осталась на острове, который образовался из самого крупного камня, и, по легенде, была похоронена на холме Сенейс, что над озером Лох-Кнок. Одни легенды утверждают, что остров был назван в её честь, другие, напротив, говорят, что её имя — суть название острова. Так или иначе, эту каменистую землю, имя которой звучит Айла по-английски и Ила — на гэльском, и сегодня называют «Королевой Гебрид».

Лететь до Айлы всего полчаса. Колорит островной жизни чувствуется ещё до вылета, в аэропорту Глазго. На посадку в маленький двухмоторный Saab 340, который, кажется, едва повместительнее автомобилей той же марки, нужно пройти пешком прямо по бетонному полю, по пути опознав свой чемодан, который тут же и загрузят в багажник — тоже почти как у автомобиля. Голос бортпроводницы пропадает в шуме винтов, как только двигатели запущены, и самолётик быстро забирается за первый слой кучевых облаков. 
Вскоре становится понятно, почему слова, обозначающие цвета в гэльских языках, совсем не соответствуют цветам радуги, как мы привыкли. Одним прилагательным древние кельты описывали зелень травы и синеву моря, другим — все оттенки тёмно-серого, от графитового до зеленоватого, третим — голубой или светло-серый цвет неба, ещё одним — практически все оттенки коричневого. Остров, разрезающий пространство моря, появляется когда Saab, наконец, выныривает из-под облачной пелены, окрашен именно в эти четыре цвета. 


Ворота острова
Маленький аэропорт, принимающий и отправляющий самолёты дважды в день, расположен между широким взморьем и вересковыми пустошами, тянущимися на запад, к холмам. Первый вдох, сделанный на открытом воздухе, ошарашивает обонятельные рецепторы смесью йода, чуть копчёного торфа и травяной свежести. Это маленькое открытие снимает всякие вопросы о том, почему этот крошечный остров признаётся в мире виски самостоятельным регионом. 
Виски на Айле — отрасль, которая является градо- и бюджетообразующей, и не только за счёт продажи собственно продукта. Традиции вискикурения ежегодно приводят на остров огромное количество туристов, а во время традиционного весеннего фестиваля «солода и фольклора» сюда приезжает до 70 тысяч гостей — по 20 на каждого местного жителя. Конечно, прибывают они не на крошечных самолётиках, а на паромах из Кеннакрэйга — либо на север, в Аскейг, либо в южную часть, в Порт Эллен, самый крупный населённый пункт острова.
Порт Эллен — первая точка «южной ветви» маршрута по острову. А ещё это настоящая легенда односолодового мира. Сингл молт этой дистиллерии впервые был экспортирован в Северную Америку.
Но сегодня виски Port Ellen относится скорее к раритетам. Хотя здание предприятия не разрушено, функция у него стала несколько другой: снабжать солодом другие дистиллерии. Однако до сих пор редкие бутылки этой марки можно найти на аукционах. 
Как и во всяком порту, жизнь здесь движется вдоль набережной, окольцовывающей бухту. Одну из стен ресторана The Islay Hotel украшает сцена из местной жизни в летний день на портовой набережной. Впрочем, почти вся она состоит из гостиниц и гостиничек, нескольких ресторанов, среди которых индийский и итальянский, и живописных мест для прогулок.


Бочки — главный рабочий инструмент на вискикурне, ведь дерево, в котором были выдержаны спирты, определяет их характерДве долины и крест
Laphroaig (ла-фройг) по-гэльски — «прекрасная долина у широкого залива». В солнечный день она и вправду кажется идиллическим местом, особенно если смотреть с холма возле ручья, сбегающего к побережью. Laphroaig называет свой виски самым ароматным виски Шотландии, и имеет на это все основания. Всё начинается, наверное, с воды: уже в источнике она, пройдя сквозь пласты торфа, приобретает коричневатый оттенок и лёгкий торфяной привкус.
Право на свою уникальную воду Лафройгу пришлось отстаивать даже в судах, правда, было это более ста лет назад, когда соседи зава лили русло ручья камнями и отвели его в сторону от дистиллерии. Чтобы обезопасить себя впредь, хозяева выкупили все прилегающие земельные участки. Располагаются на них, главным образом, пастбища, хотя при наличии высоких резиновых сапог это ещё и прекрасное место для прогулок. 
Избыток земель Лафройг превратил в креативную программу лояльности: её участники, «друзья Лафройга», получают в пожизненную аренду квадратный фут земли Айлы, на которой как раз можно уместиться двумя ногами. 
Резиновые сапоги пригодятся для похода на торфяные болота, где можно попробовать свои силы в резке торфа. Почему торф «режут», а не «копают», можно понять, только освоив фал (fal) — инструмент, напоминающий огромный нож для шинковки овощей на длинной деревянной ручке. Острое лезвие легко входит в слой торфа, а самое сложное начинается потом: увесистый пласт нужно поднять и аккуратно выложить для сушки, причём только за счёт силы рук. 
Торф соединяется с солодом во время сушки в килнах — торфяных печах. Хоть Айла и не единственное в мире место, где используют торф, именно состав этого природного горючего, образующегося из медвяного вереска, эфирного мирта и мшистого сфагнума, создаёт неповторимый островной «торфяной дымок», который стал «визитной карточкой» здешних главных молтов. Близость к заливу придаёт им йодистые тона, благодаря которым даже в эпоху сухого закона удавалось убедить американских таможенников в «лечебном характере» островных виски. 
В измельчённом солоде выделяют три фракции: «шелуху», «помол» и «муку». От их соотношения зависит, насколько правильным получится сусло.По соседству, близ развалин замка Дунивейг, принадлежавшего первому лэрду Шотландии, расположилась ещё одна дистиллерия, Lagavuin, «долина там, где мельница». По характеру виски этой дистиллерии близки к ближайшему соседу-сопернику, с которым более века назад шли споры за источник, хотя они считаются более мягкими благодаря более длительной выдержке, в том числе и в хересных бочках. 
Ещё пара километров — и попадаешь в Ардбег. Узкая дорога и легенды о загадочном кельтском Килдалтонском кресте, который датирован VI веком, удерживали любопытных от посещения этих мест. Сегодня, напротив, здесь сделано всё, чтобы подогреть интерес любителей виски. Помимо дегустации необычных молтов, из которых даже базовый 10-летний, имеет крепость 46˚, здесь можно перекусить в кафешке «Старый килн», в которую переоборудована одна из старых торфяных печей. 
Достигнув восточного побережья, дорога от Порт Эллен заканчивается, упираясь в укромную, защищенную от ветров бухту, 200 лет назад служившую приютом контрабандистов. Последняя достопримечательность, уже за пределами береговой линии, — маяк МакАртура в проливе между Айлой и соседней Джурой.

Остров Айла, карта

Столичный регион
Главная магистраль — А846 — соединяет Порт Эллен с административным центром острова, городом Боумор. Главная его достопримечательность — знаменитая круглая церковь, построенная в 1769 году кланом Кэмпбеллов, владевшим островом с конца XVI века. Она интересна и своей необычной формой, и тем, что в ней упокоены представители клана, в том числе леди Элинор Кэмпбелл, в честь которой назван Порт Эллен. А ещё она венчает главную улицу Боумора. 
Хотя улица длиной от силы метров триста, степень концентрации достопримечательностей здесь необычайно высока. Если идти от церкви, то уткнёшься в марину (яхтенный причал) и самую старую на острове дистиллерию Боумор, которую построили всего на десять лет позже церкви. Говорят, однако, что первый боуморский виски — ровесник и церкви, и города. До 40 % солода здесь делают самостоятельно, но как ни странно стиль молтов здесь менее торфяной, чем у ближайших соседей. 
Маяки, расположенные на всех оконечностях острова, предупреждают моряков об острых скалах Айлы.
На обратном пути от марины к церкви с левой стороны нельзя не заметить маленькую семейную гостиницу Harbour Inn, которой управляют Кэрол и Нил Скотт. Самое примечательное в ней — ресторан, который ежегодно попадает в мишленовские сборники. Свежие островные устрицы из залива Грюнарт, как оказалось, — отличная пара для ярких островных виски. А для того чтобы почувствовать всё их разнообразие, обязательно нужно заказать шотландскую сырную тарелку и продегустировать сыры в сочетании с различными молтами — как мы делаем это с вином. Имейте в виду — сыр здесь подадут на доске из чёрного природного сланца, специалитета Айлы. 
Но пора покидать Боумор. Следующим на маршруте окажется местечко Бриджент — здесь дорога раздваивается на западное и восточное направления. Повернув на восток, мы проедем гостиницу Skerrolls, возможно, самую удобную с точки зрения расположения на Айле. Дорога постепенно поднимается в гору, и сразу за границей Бриджента вдруг обнаруживается, что путь проходит через ячменные поля. Это единственный небольшой участок Айлы, где выращивают зерно для соложения. Большую часть ввозят из «континентальной» Шотландии: уж больно рискован климат Айлы. Дождливая летняя неделя — и колосья ячменя ложатся на землю так, что невозможно убрать их комбайном.
Следующая остановка — ткацкая фабрика с водяным колесом, которая производит настоящий твид на оборудовании начала века. Вещи из него получается настолько аутентичными, что голливудские режиссёры заказывают здесь реквизит, если речь идёт о ретро или традиционной шотландской одежде. Образчик таковой можно приобрести в местном магазинчике. 
Когда-то остров населяло впятеро больше народу, чем сейчас, поэтому здесь можно встретить и заброшенные церкви, и покинутые деревни.Ещё немного в гору — и мы попадаем в cамое загадочное место Айлы, Финлагган. Люди обитали здесь издавна: археологи обнаруживают памятники каменного и бронзового веков, мезолиты (которых, впрочем, немало по всему острову, как, например, в Баллинабу). Но самое крупное строение датировано более поздней эпохой: это развалины замка МакДоналдов, первых (ещё до Кэмпбеллов) лэрдов Айлы, утративших своё до- минирование на острове в конце XV века. Крепость стоит на берегах внутреннего озера, в котором сохранились кранноги — искусственные плавающие острова, о назначении которых археологи спорят до сих пор. 
Дорога, наконец, снова упирается в восточный берег острова, с которого открывается изумительный вид на горы соседней Джуры. Туда или на большую землю можно перебраться катером или паромом из Порт Аскейг, где находится одна из самых производительных местных дистиллерий, Коуэл Ила («Звук Айлы»), которую называют «самой атмосферной» и живописной. Благодаря большому объёму производства, продукция Коуэл Ила входит в состав известных марок смешанных виски, и только 10 % производства идёт на выдержанные молты. 
Чуть севернее расположен ещё один населённый пункт, Буннахавен (устье), для которого градообразующим предприятием является одноимённая дистиллерия. Главная особенность виски Буннахавен в том, что, будучи в прошлом классическим островным виски с выраженным торфяным характером, ровно полвека назад дистиллерия резко сменила стиль на почти бездымный: именно такой требовался для бленда «Катти Сарк». И только 10 лет назад, с появлением смешанного виски Black Bottle, представляющего стиль Айлы, «торфяной» виски вернулся в портфель под именем Cruach-Mhona (Круач-Вхона), что в переводе с гэльского означает «штабель торфа». 
Буннахавен — конечная точка северо-восточного направления, и, снова миновав Бриджент, мы попадаем в западную оконечность острова. Говорят, что первый виски появился именно здесь: ведь отсюда в хорошую погоду можно разглядеть Ирландию. 


Portews leed

Дистиллерия Брукладди — ровесник Буннахавена, и даже из дизайна бутылки понятен её новаторский характер. Её отличают оригинальные дизайнерские молты с весьма произаическими названиями( «Камни», «Волны», «Торф»), и уж совсем нетрадиционный для этих мест дистиллят — джин Botanist. А самая молодая на острове вискикурня Килхоман была открыта в 2000-х годах: модерновая по конструкции и очень традиционная по стилю производимых виски, с выраженными, как это и положено на Айле, торфяными нотами. 
Заканчивается путешествие по Айле в Порт Шарлотт, в одноимённом отельчике, кухня которого тоже не раз отмечалась в мишленовских сборниках. Каре ягнёнка и дичь отменно сопроводят островные виски. Слегка передохнув и удобно устроившись в тесноватом, но уютном холле, можно послушать народные песни на гэльском или ненамного более понятном шотландском английском. Исполнят их те же люди, которые встречались вам днём, — водители, продавцы, работники дистиллерий, гиды. И незнакомые слова будут вспоминаться на следующее утро, когда маленький самолёт поднимет вас над островом, который, вместе с опоясывающим его морем, окажется раскрашен в четыре цвета: сине-зелёный, графитовый, серо-голубой и рыжий.

Назад к списку статей
Bunnahabhain Aged 12 Years, 0.05 Артикул: 86755
Соединенное Королевство
440 Р
Bunnahabhain Aged 12 Years, 0.7 Артикул: 96188
-15%
Соединенное Королевство
6 490 р 5 517 Р
Bunnahabhain Ceobanach, 0.7 Артикул: 93488
Соединенное Королевство
9 990 Р
Bunnahabhain Aged 18 Years, 0.7 Артикул: 84756
Соединенное Королевство
14 990 Р
Bunnahabhain Aged 25 Years, 0.7 Артикул: 84760
Соединенное Королевство
49 990 Р