Назад к списку статей

S класс

24 Ноября 2014
Президенту дома Salon-Delamotte Дидье Депону 51 год. Он родился в городе Тур, в долине Луары. Оба его деда были виноградарями в Турени. С 1986 года он работает в Группе Laurent-Perrier. Сначала был торговым представителем в Париже, затем, окончив Школу коммерции по винному направлению, перешел в маркетинговый отдел Группы, а потом возглавил отдел продаж по Франции. В 1997 году он возглавил Salon и Delamotte – два шампанских дома в Мениль-сюр-Оже, которые объединены в одно целое в составе Группы Laurent-Perrier.

Я 28 лет в Laurent-Perrier, из них 17 руковожу Salon-Delamotte. Я никогда нигде больше не работал. Почему? Вы ведь помните, что Laurent-Perrier – все еще семейная компания и что ее создатель, месье Бернар де Нонанкур – великий человек, герой войны, — до сих пор принимает участие во всех важных решениях, дает нам много советов. Я очень горд тем, что работаю с ним уже столько лет».

Кризис? О каком кризисе вы толкуете? Нас он не касается. Это кризис для крупных международных брендов. Мы же знаем, что знатоки шампанского, возможно, будут пить его меньше, но от лучших марок не откажутся. Salon-Delamotte продает вино, а не этикетку или красивую упаковку. Люди это понимают. К тому же Salon они покупают для того, чтобы выпить через 10-15 лет, а через 10-15 лет о сегодняшнем кризисе давно забудут».

Моя гастрономическая рекомендация читателям на Новый год и Рождество – Delamotte Blanc des Blancs под рыбные закуски, икру или просто устрицы. В 2015 году советую пить по бокалу шампанского утром, в обед и вечером, по преимуществу Delamotte. Поверьте – это лекарство великолепное. Отличное лекарство от кризиса!»
Brut Blanc de Blancs Le Mesnil "S" 1999
А еще желаю всем, чтобы у вас была возможность в праздники откупорить хотя бы одну бутылку Salon, хотя купить его непросто. У меня самого припасена бутылочка на Рождество, которое я буду отмечать с семьей в Пиренеях возле Биарицца».

Мы можем поставлять только очень небольшое количество Salon в каждую из 60 стран, где он представлен. Но в целом количество (конечно же, в определенных рамках), зависит от запроса со стороны импортера. Если в определенный год какая-то страна снижает закупки, мы вынуждены сократить их и на следующий год, потому что тут же находится другой импортер, желающий закупки повысить. Проблем с продажами Salon, как вы понимаете, не бывает». Все миллезимы Salon похожи в чем-то друг на друга, ведь это дети одного терруара и одного дома. Они все для меня очаровательны, но есть просто невероятно очаровательные, как 1982-й. Этот миллезим – гений. Уже сейчас в возрасте 32 лет он не стареет, он как картина в музее – неподвижная и прекрасная».

1968 и 1969 — застывшая классика, идеальный возраст Salon. Из более молодых мне очень дорог 1997-й. Это шампанское очень женственное, элегантное. Мы сами сравниваем его по характеру с Одри Хэпберн. 1997-й мне дороже и 1990-го, и 1996 года, не менее грациозных, но для меня менее загадочных».
В будущие годы вас ждут Salon 2004, 2006, 2007 и 2008. Мы — единственный дом, не выпустивший 2000 год, очень коммерческий, неплохой, который многие шампанские дома успешно продают. Но Salon — это шампанское на будущее, мы исходим из того, что любой из его миллезимов можно прекрасно пить и через 20, и через 30 лет. Увы, 2000-й год пьется хорошо только сегодня».

За прошлое столетие мы выпустили только 37 миллезимов Salon — невероятная избирательность. Нигде — ни в Бордо, ни в Бургундии — вы подобного не встретите. Такой редкостью мы платим за высшее качество и способность к выдержке. Она необходима для того, чтобы вино называлось великим, а в Шампани великие вина можно пересчитать по пальцам». Мениль-Сюр-Оже

Если посмотреть на объемы продаж игристых вин в мире, Шампань займет скромные 10%. Игристые вина стали еще более популярны сейчас на волне огромного интереса к высокой гастрономии. Ведь хорошее сухое игристое вино – идеальный аперитив. Один-два бокала возбуждают аппетит и открывают рецепторы, чтобы они лучше воспринимали тонкие вкусы блюд искусных шефов».

Еще одна причина нового взрыва интереса к шампанскому состоит в том, что, как оказалось, оно лучше, чем что бы то ни было еще, сочетается с восточной кухней – с китайской и японской, но только не индийской, которая перегружена пряностями. А Восток у нас по- прежнему остается на пике интереса».

Но знаете, есть много неожиданных и очень удачных гастрономических сочетаний. Попробуйте Salon с хамоном трех-четырехлетней выдержки. Или миллезимный блан де блан под ризотто с белыми трюфелями из Альбы. Или любой блан де блан под суши, сашими, просто устрицы. А Delamotte rosé прекрасно подходит к десертам на базе клубники или малины».

В ближайшие годы я предвижу взрыв потребления шампанского в России. Это неизбежно произойдет, если будет повышаться уровень жизни, винное образование людей. Если они будут просто больше путешествовать и больше праздновать. Лет 15-20 назад Япония пила несколько сот тысяч бутылок шампанского, сегодня там потребляют 9 миллионов! В России чуть более 1 миллиона, но я думаю, что здесь мы можем рассчитывать как минимум на 5 миллионов к 2020 году».

Мне очень повезло, что я, профессиональный коммерсант, работаю с таким волнующим и престижным продуктом, как вино. И не просто с вином, а с шампанским, самым известным вином мира. И не просто с шампанским, а с лучшим. Не могу представить себе ничего на свете, с чем было бы приятнее иметь дело».

Вино для меня – и любовь, и страсть. Любовь к терруару, к неповторимому пейзажу виноградников, ко вкусу и аромату».

Шампанское из коммуны Мениль-сюр-Оже – это квинтэссенция стиля Blanc de Blancs с особенно выраженной минеральностью и высокой кислотностью. Они медленно эволюционируют, их можно беречь в погребе десятилетиями, они остаются молодыми, свежими».

Все крупные дома Шампани мечтают о том, чтобы получить немного шардоне из Мениль-сюр-Оже. Это удача. А мы имеем его с собственных виноградников. Salon – это 100% Мениль. И 60% того шардоне, которое идет на Delamotte, тоже отсюда».

<Шампанское – это холод, дождь и мел. Во-первых, почва. Лучшее шампанское получается только с известковых, лучше меловых почв. Только такой тип терруара обеспечивает хороший уровень минеральности. Во-вторых, климат. Или все-таки это во-первых? Меловые почвы в общем-то есть даже в Испании и в Австралии. Но там нет климата севера Франции».

В-третьих, это люди. Люди с их традициями, упорством, опытом поколений входят в понятие терруара».
Salon Brut Blanc de Blancs Le Mesnil "S"
До 10-летнего возраста молодое Salon выдерживается на осадке в погребе. Это даже не из-за нашего рвения выпускать на рынок только уже хотя бы немного (а 10 лет – это совсем немного) выдержанное шампанское, а потому, что юное Salon имеет такую высокую кислотность и забивающую все остальное минеральность, что его даже сложно и не очень приятно пить».
После 10 лет, когда приходит время релиза, Salon начинает приоткрываться. В нем появляются ароматы белых цветов и цитрусовых. Это первый этап его жизни».

Между 15 и 20 годами появляются более сладкие ароматы меда, абрикосового варенья, орехов. А после 20 лет начинается подлинная жизнь Salon. Шампанское становится сложным и подлинно серьезным. Тогда и проявляются постоянные характеристики Salon – тона бергамота, сухого миндаля, засахаренных фруктов. И через 50 лет в Salon вы почувствуете те же тона, которые будут лишь развиваться и усложняться».

Самые старые миллезимы, которые есть у нас и которые я имею шанс иногда дегустировать, – это 1921-й и 1928-й. 1940-е, 1950-е, 1960-е годы у нас тоже, разумеется, есть, пусть и в небольшом количестве в основном благодаря рачительности семейства Салон, делавшего шампанское для внутреннего потребления. Старые шампанские, кстати, можно хранить очень долго, если не проводить дегоржаж, то есть вместе с осадком, на палетте вверх тормашками».

Помимо того, что я такой занятой бизнесмен и фанат шампанского, я очень люблю огородничать и садовничать. У меня есть огород возле дома в Мениле, там же сад с цветами и прочими красивыми растениями. Еще один у меня на родине, в Турени».
Гектары в Мениле

Я так много езжу по миру, что чувствую себя, как дома, в любом городе мира. Много времени провожу на Бали, в Биарицце и в долине Мендоса в Аргентине. Там чудно – и природа, и люди».

Россия и Франция состоят в давнем браке, и это брак по любви. А шампанское – особый проводник французской культуры в России, неповторимый посол нашего вкуса. Еще не так давно, при царях, ваша знать просто купалась в шампанском, а сейчас, как и в советские годы, вы производите и выпиваете миллионы бутылок собственного игристого, пусть и весьма посредственного. Но это означает, что образ шампанского, его дух, сохранены во всех слоях вашего общества. У шампанского в России есть будущее, как нигде в мире, все дело в уровне жизни, а это проблема разрешимая».

Назад к списку статей
WS 97
JS 99
белое
сухое
Франция
игристое
79 990 Р
WS 97
JS 99
белое
сухое
Франция
игристое
79 990 Р
RP 95
JS 96
белое
сухое
Франция
игристое
84 990 Р
RP 97
JS 99
белое
сухое
Франция
игристое
99 990 Р