Назад к списку статей

Gosset начистоту

5 Сентября 2014
Старейший в Шампани дом, имевший пятивековую прописку в Аи, не так давно перебрался в Эпернэ, купив внушительные по площади погреба. Тихо, спокойно и размеренно здесь создают одно из самых утонченных и самых гастрономичных шампанских.

Владения Gosset лежат немного в стороне от знаменитой авеню де Шампань, куда один за другим выходят фасады крупнейших домов, от Moёt et Chandon до Pol Roger. Рю Годар Роже уводит вас направо, и за лицеем, одним из крупнейших в регионе, начинается квартал Gosset: без малого 2 га производственных помещений, главного офиса, сада, под которыми лежит километр заветных погребов. Дом, пишущий на этикетках гордое имя Aÿ, известнейшего шампанского крю, теперь сменил адрес. Наводнение, случившееся пять лет назад в погребах Аи, стало последней каплей, после чего было решено перебраться сюда, в полностью изолированные и куда более глубокие погреба (они были куплены у группы Laurent-Perrier). В Аи остались только одна из двух бродилен и небольшой склад.

 У ворот уютного дома, который офисом и не назовешь, нас встречает неизменная улыбчивая Натали Дюфур: она ведает всеми вопросами маркетинга. После того как Gosset перебрался сюда, место стало еще красивее: появился и свой фонтан, пристроен новый дегустационный зал со стеклянными окнами до пола, выходящими на розы и елки сада. «Мы ненавязчиво пытаемся кое-что поменять в стиле и подаче шампанского», — объясняет Натали. «Омолодили этикетки, на них теперь меньше золота, больше серебра. А вот бутылки трогать не будем, их форма появилась еще в XVI веке, когда и шампанского-то в нынешнем понимании не было, в них разливали тихие вина Аи». С этикетками все не так уж просто: для их производства применены особая бумага и нетоксичные краски, что позволяет нанести на этикетки Imprim’Vert, экологический лейбл организации защитников лесов (Forest Stewardship Council). Для коробок тоже применяются акриловые краски и не используется клей.
  Среди ведущих рынков — Великобритания, Англия, Германия, США, Австралия. Активно растет Россия, а с недавнего времени и Италия, где дистрибуцией занимается семейство Гайя. Во Франции Gosset продается преимущественно в лучших ресторанах, здесь умело работают с шефами, стимулируя их на позиционирование шампанского как великого гастрономического вина. Собственно, для этого существует Trophée Célébris, премия за лучшее блюдо под шампанское. Изначально награждались и рестораны с лучшими шампанскими картами, но их число, увы, не так уж велико, и теперь оцениваются только личные инициативы, что и обеспечивает повышенный интерес к этой престижной премии. В этом сентябре в Париже в отеле Meurice состоялась 18-я церемония. Призы получили Янник Аллено (Terroir Parisien) и Тьерри Маркс (Cuisine, mode d’emploi). Премия — личная идея Жан-Пьера Куантро, председателя совета директоров семейной группы Gosset-Frapin.
  Мсье Куантро объясняет: «Мы в этот раз решили для премии выбрать лучших шефов именно Парижа. И не просто парижан, а тех, кто за основу в нашей космополитичной столице берет кухню Иль-де-Франса». Кухня парижского региона — конек Яника Аллено, ну а Тьерри Марксу перепало за созданную в Cuisine, mode d’emploi школу для молодых шефов. Блюда победителей пробовали под Gosset Grand Millésime 2004.

Погреб с запахом цветов

Винный погреб   В 1990-е, когда семейство Госсе переживало не лучшие времена, оно не сразу решилось продать дом, начав с продажи виноградников. К Куантро-Фрапенам Gosset попал лишь с 2 га виноградников, но при этом с отточенными связями с окрестными крестьянами, за которые в том числе отвечает и мастер погребов Жан-Пьер Маринье.   Цифры Gosset
 У Жан-Пьера нынешний урожай — уже 30-й. В начале своей карьеры он был преподавателем энологии в Эпернэ, и во всем, что он делает, чувствуется очень четкое сочетание практики с самой последней теорией. Его отец работал 15 лет в Gosset виноградарем, и от предков он, коренной шампанец, сохранил свои скромные 0,25 га по соседству от Эпернэ. Урожай продает, естественно, в Gosset.
 «У нас вообще 200 виноградарей, и некоторые, как я, работают в Gosset сами. А со всеми остальными мы просто поддерживаем дружеские отношения: подарки на Рождество, общие праздники, да и вообще я горжусь, что у нас отношения наработаны поколениями. Не бывает так, чтобы новый дом пришел в Шампань и начал здесь активно скупать виноград, а тем более учить кого-то, как что надо делать. Это прерогатива старых игроков», — улыбается Жан-Пьер. Жан-Пьер Маринье
 В достаточно скромной по шампанским меркам бродильне, куда нас провел Жан-Пьер, стоят десятки чанов по 40, 60 и 200 гл. Вино уже почти сформировано, поэтому трудно не воспользоваться возможностью попробовать удивительно цветочные пино нуар и менье прямо из чанов. «Обратите внимание на запах! — настаивает Жан-Пьер. — Великие миллезимы пахнут именно так». Действительно, ни тяжеловато-винного, ни тем более алкогольного аромата: в воздухе винодельни витают запахи фиалки, спелой вишни и белых цветов. В бокалах эти еще несформированные вина тоже имеют красивый и выраженный цвет.
 Конечно, будут ли лучшие вина 2012-го бутилированы как миллезимные, здесь решат через несколько месяцев, в марте. И все же Жан-Пьер дает короткие детали миллезима на будущее: вначале дожди, потом хорошая погода в августе, в итоге малое количество, но отменное качество урожая. Сбор начался 23–24 сентября. Под пресс ягоды для Gosset попадают сразу же, на виноградниках, а когда сусло осветляется, его привозят сюда, в Эпернэ, где вина спокойно бродят две-три недели при температуре 18–20°. После брожения вина снова осветляют, иначе те же пино нуар и пино менье оставались бы природно розоватыми. После, уже с весны, начнется пристальная работа по ассамбляжу.
 На наших глазах чистят чаны: это ловко делает здоровенный детина, пролезающий в отверстия 50 на 50 см. На чанах надписи с названиями крю: Жан-Пьер гордо останавливается у чана Aÿ, похлопывая его стальной бок. Эта коммуна остается главным достоянием Gosset.

Gosset Grande Reserve Brut

...

Gosset Brut Excellence

...

Gosset Grand Blanc de Blancs Brut

...

Gosset Grand Rose Brut

...

Gosset Celebris Rose Extra Brut

...

Gosset Grand Millesime Brut

WS - 93
2004
Искрящийся бледно-золотистый цвет. Изысканный перляж. В элегантном, многогранном букете...

История на стенах

Жан-Пьер Маринье
  Сразу после дегустации спускаемся в погреб, и здесь действительно есть на что посмотреть. Три уровня, уходящие на 15 м, сплошные меловые стены на последнем и, главное, абсолютная тиши- на при свете темно-оранжевых лампочек. «Свет на ночь выключаем. Винам тоже надо спать!» — смеется Натали.
 Погреба хранят историю многих поколений, работавших здесь еще в доме Malakoff. Приглядевшись, на серых меловых стенах под легким слоем плесени видишь надписи, которые в Gosset специально берегут и даже хотят посвятить их истории какой-нибудь медиапроект. Вот автограф некоего P. Gilbert на втором ярусе, рядом красуется дата: 1907 год. Тут же расписался в 1915-м Гийом Анри. А вот некий F. Jurczak, Коннектикут, США, 15 декабря 1944 года, как раз времена освобождения Шампани от немцев. То ли нацистов искали в погребе, то ли искали, чего выпить. А может быть, и то и другое сразу. Рядом нечеткая надпись: «179… год…».
 Главные реликвии на входе: бюст Бахуса, не видевший свет уже больше века, загадочно глядящий из темноты, и стоящая на постаменте бутылка-мафусаил (32 л). Таких выпущено было всего четыре, поясняет Жан-Пьер, для Каннского фестиваля и королевской семьи Великобритании. Когда-нибудь откроют и эту… Бродильня Gosset
 Тишина и покой — это главное для великого вина. По рядам проходит не больше двух-трех человек в день, оживление бывает только весной, когда на самом верхнем этаже проходит дегоржаж, а потом все снова возвращается на свои места. Тихо спят на последнем уровне бутылки на пюпитрах: ремюаж только ручной, механических жиропалетов не используют. Бутылок здесь 2,7 млн, можно наращивать объемы и дальше, но в Gosset этого вряд ли захотят. Тщательное и утонченное шампанское требует внимания и времени, а отказываться от них во имя скорости и объемов вряд ли стоит.

Назад к списку статей